Вестник Аритмологии
На главную страницу | Отправить E-Mail | Войти | Расширенный поиск
Быстрый поиск: 
Вестник Аритмологии
Журнал
Тематика журнала
Аннотации статей
Рубрикатор журнала
Редакционная коллегия
Издательство
Подписка
Загрузки
Реклама в журнале
Правила
Требования к публикациям
Аритмологический форум
English version
 

ЦИРКАДНАЯ РИТМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА У ЗДОРОВЫХ ОБСЛЕДУЕМЫХ

Ключевые слова
вариабельность сердечного ритма, суточное мониторирование ЭКГ и АД, циркадные изменения, здоровые обследуемые

Key words
heart rate variability, 24-hour monitoring of ECG and blood pressure, circadian dynamics, healthy persons


Аннотация
Рассматриваются вопросы циркадной динамики показателей вариабельности ритма во взаимосвязи с ЧСС и АД у здоровых обследуемых различных возрастных групп.

Annotation
The problem of circadian dynamics of the heart rate variability indices in correlation with the heart rate and blood pressure in healthy persons of different age groups is considered.


Автор
Демидова, М. М., Тихоненко, В. М.

Номера и рубрики
ВА-N23 от 02/12/2001, стр. 61-66 /.. Оригинальные исследования


Версия для печати
PDFs




Анализ вариабельности сердечного ритма вызывает большой интерес у исследователей и практических врачей. Возросшее внимание к этой довольно старой методике [1, 2, 3] связано как с появлением новых точек приложения метода – оценки прогностического значения снижения общей вариабельности ритма (например, после перенесенного инфаркта миокарда, в диагностике диабетической полинейропатии), оценки парасимпатических влияний и вагосимпатического баланса, так и с возможностью применения методик анализа вариабельности при холтеровском мониторировании [4].

Анализ последовательности RR-интервалов на базе суточного мониторирования ЭКГ позволяет получить много дополнительной информации, в частности о циркадной динамике, связи с жизнедеятельностью пациента (покой, физическая активность, умственное напряжение, прием пищи, сон) [5, 6]. С другой стороны, именно эти особенности, связанные с двигательной активностью обследуемого, невозможностью стандартизации условий обуславливают трудности при интерпретации результатов.

Клиницисту для использования методики необходимы представления о диапазонах нормальных колебаний. В зарубежной литературе имеется ряд работ, посвященных обследованию здоровых лиц и выработке нормативов [7, 8, 9, 10], однако в связи с выраженной зависимостью от возраста, большими межиндивидуальными колебаниями необходимы большие выборки. В отечественной литературе вопрос освещен менее подробно [11]. Как уже говорилось выше, особенность холтеровского мониторирования состоит в возможности получения не только общих, но и циркадных характеристик. В то же время работ, посвященных суточной динамике показателей вариабельности ритма сердца, и особенно во взаимосвязи с ЧСС и АД практически нет.

Целью настоящего исследования явилось оценить показатели вариабельности ритма сердца и циркадную динамику у здоровых обследуемых и сформулировать пределы их нормальных колебаний.

Материалы и методы.

Обследовано 37 человек (32 мужчины и 5 женщин) в возрасте от 15 до 60 лет – сотрудники и студенты. Для участия в исследовании отбирались лица без сердечно-сосудистой патологии и любых других хронических заболеваний в анамнезе, не предъявляющие жалоб, не принимающие медикаментов, влияющих на функцию сердечно-сосудистой системы и вегетативный статус. Необходимыми условиями для включения в исследование были отсутствие патологических находок при физикальном исследовании и регистрации стандартной 12-канальной ЭКГ в покое, нормальное АД (не превышающее 140/90). Обследуемые были разделены на три возрастные группы: к молодой (15-29 лет) отнесены 16 человек, к средней (30-45 лет) – 14 человек, старшей (46-60 лет) – 7 человек.

Суточное мониторирование ЭКГ и АД проводилось с использованием кардиомониторов “Кардиотехника 4000 АД” “Инкарт” Санкт-Петербург. Обследуемые придерживались привычного режима дня, отмечая основные моменты в дневнике наблюдения. Необходимое для всех выполнение в ходе мониторирования нагрузочных (лестничных) проб по методике, описанной нами ранее [12, 13] представляло попытку создания условий сходной двигательной активности обследуемых. Длительность мониторирования составляла 24 часа, за период “ночи” принималось время ночного сна.

Запись и обработка сигнала осуществлялась в соответствии с требованиями к коммерческому оснащению и оборудованию для анализа вариабельности ритма сердца [4]. Последовательность RR-интервалов подвергалась автоматическому анализу на предмет наличия аритмий и артефактных участков, которые затем исключались из рассмотрения. Расчет вариабельности сердечного ритма производился на базе последовательности RR синусового происхождения по всей записи в последовательно взятых окнах длительностью 300 секунд с вычислением стандартных временных и спектральных характеристик. Из показателей анализа во временной области рассчитывались SDNN (мс)-среднеквадратичное отклонение интервалов RR, SDNN index (мс)- среднее 5-минутных стандартных отклонений по всей записи, SDANN(мс)-среднеквадратичное отклонение, вычисленное на базе интервалов RR, усредненных за каждые 5 минут записи, RMSSD (мс)- среднеквадратичное отклонение межинтервальных различий, pNN50 – доля смежных RR интервалов, межинтервальные различия между которыми превосходят 50 мсек. Спектральный анализ осуществлялся при помощи быстрого преобразования Фурье с расчетом спектральной плотности мощности (мс2) по следующим частотным диапазонам: очень низких частот (VLF) –0,0033-0,04 Гц, низких частот (LF) – 0,04-0,15 Гц , высоких частот (HF) – 0,15-0,4 Гц, а также общей мощности спектра (мс2). Вычислялись также значения мощности низкочастотного и высокочастотного компонентов спектра, выраженные в нормализованных единицах (LFnu, HFnu) и отражающие относительный вклад каждого из компонентов в общую мощность. Результаты обрабатывались с применением параметрических и непараметрических методов математической статистики с использованием стандартных пакетов программного обеспечения «Matlab», «Excel».

Результаты и обсуждение.

Результаты временного и спектрального анализа вариабельности ритма сердца представлены в табл. 1, 2. Как видно из таблиц, все значения спектральных компонентов мощности, выраженные в абсолютных единицах, имели четкую обратную зависимость от возраста. Так, величина мощности низкочастотного компонента в младшей возрастной группе была в 3 раза выше, чем в старшей, а мощность высокочастотного компонента спектра в младшей возрастной группе в 4 раза превышала значения, определенные в старшей возрастной группе. Это согласуется и с литературными данными [7, 8, 9]. В исследовании Bigger [7] c увеличением возраста на каждые 10 лет мощность колебаний спектра в диапазонах VLF, LF, HF снижалась соответственно на 12%, 22% и 10%.

Таблица 1. Временные характеристики вариабельности сердечного ритма у здоровых обследуемых различных возрастных групп.

Показатель Возрастная группа (лет) Сутки День Ночь
SDNN 15-29 166±54 (87-302) - 140±47 (70-207)
30-45 168±41 (124-242) - 116±28 (71-151)
46-60 145±45 (81-192) - 83±16 (67-101)
SDNNind 15-29 72±19 (41-119) 66±16 (40-98) 83±27 (45-153)
30-45 62±15 (35-103) 59±16 (35-99) 67±18 (26-107)
46-60 42±11 (33-64) * 40±12 (31-61) 46±12 (32-69)
SDANN 15-29 168±46 (101-284) - -
30-45 154±41 (99-226) - -
46-60 135±45 (70-184) - -
PNN50 15-29 17±11 (1-38) 10±8 (0-28) 30±20 (3-65) ·
30-45 12±7 (0-28) 7±6 (0-20) 22±10 (0-38) ··
46-60 3±3 (1-10) * 2±2 (0-6) 4±7 (0-19)
RMSSD 15-29 38±16 (12-72) 29±11 (9-52) 55±28 (19-117) ·
30-45 31±10 (10-51) 25±10 (8-42) 42±12 (13-61) ·
46-60 17±7 (11-30) * 15±7 (8-26) 20±9 (13-39)

Данные представлены в виде М±сигма, в скобках приведены границы диапазона распределения, * - достоверность различия с соседней группой по возрасту p<0,05,· - достоверность различия в группе между средним дневным и средним ночным значениями p<0,02,·· - достоверность различия в группе между средним дневным и средним ночным значениями p<0,01.

Таблица 2. Спектральные характеристики вариабельности сердечного ритма у здоровых обследуемых различных возрастных групп.

Показатель Возрастная группа (лет) Сутки День Ночь
Общая мощность 15-29 3182±1467 (1150-6952) 2840±1236 (1082-5384) 3889±2060 (1305-9574)
30-45 2550±1157 (993-5848) 2386±1183 (866-5624) 2868±1211 (605-6092)
46-60 1308±638 (768-2623) * 1187±674 (674-2513) 1455±702 (782-2832)
VLF 15-29 2205±1206 (802-5496) 1958±985 (740-4195) 2708±1726 (945-7674)
30-45 1749±960 (787-4585) 1650±958 (543-4452) 1925±1003 (464-4731)
46-60 962±485 (591-1963) 876±520 (516-1962) 1088±494 (520-1965)
LF 15-29 792±314 (296-1558) 753±276 (309-1202) 878±430 (267-2153)
30-45 643±232 (178-1022) 620±304 (213-1350) 706±260 (100-1087)
46-60 283±148 (109-538) ** 265±149 (111-471) 300±188 (107-696)
HF 15-29 240±139 (50-521) 155±78 (32-299) 412±300 (90-1006) ·
30-45 156±68 (26-271) 114±71 (20-267) 235±107 (39-455) ·
46-60 54±36 (24-120) * 44±35 (18-94) 65±56 (28-169)
LFnu 15-29 76±7 (66-90) 82±6 (69-91) 66±13 (39-88)
30-45 79±4 (73-85) 83±3 (76-89) 70±8 (58-83) ···
46-60 82±6 (70-88) 86±2 (83-89) 78±13 (50-87)
HFnu 15-29 22±7 (8-32) 16±6 (7-29) 32±13 (10-59) ··
30-45 19±4 (13-25) 15±3 (9-22) 28±8 (15-40) ···
46-60 16±6 (10-28) 12±2 (9-15) 20±13 (11-48)

Данные представлены в виде М±сигма, в скобках приведены границы диапазона распределения, * - достоверность различия с соседней группой по возрасту p<0,05, ** - достоверность различия с соседней группой по возрасту p<0,01. · - достоверность различия в группе между средним дневным и средним ночным значениями p<0,05, ·· - достоверность различия в группе между средним дневным и средним ночным значениями p<0,01, ··· - достоверность различия в группе между средним дневным и средним ночным значениями p<0,001.

В работах D.Ziegler [9], K.Jensen-Urstad [8] также была продемонстрирована обратная корреляция с возрастом для VLF, LF, HF. При этом по данным [8] показатель LF/HF практически не изменялся. В работе [9], напротив, отмечают некоторое увеличение LF/HF и LFnu с возрастом, что находится в соответствии с данными нашего исследования, продемонстрировавшего возрастание LFnu и снижение HFnu. С возрастом активность парасимпатических модуляций снижается в большей степени, нежели симпатических, что и обуславливает изменение нормализованных показателей мощности, однако нормализованные показатели меняются значительно меньше, чем абсолютные, что связано с общей гомеостатической тенденцией поддержания вагосимпатического баланса.

Из временных показателей, четкая обратная зависимость от возраста получена нами для SDNNindex, SDANN, pNN50, RMSSD. Это согласуется и с литературными данными: [8, 9], показавшим негативные корреляции с возрастом для SDNN index, RMSSD, PNN50. В работе [14] не было отмечено снижения RMSSD с возрастом, что было удивительно и для самих авторов, поскольку RMSSD ассоциируется с “быстрыми” изменениями RR, высоко коррелирует с мощностью высокочастотного компонента [15] и считается маркером парасимпатической активности, которая с возрастом уменьшается. Поскольку данное исследование [14] не было проспективным, авторы допускают, что лица со сниженным значением RMSSD могли умереть или быть исключенным из исследования в связи с наличием сердечно-сосудистой патологии.

По впечатлениям от нашего исследования следует также отметить значительные межиндивидуальные различия значений показателей вариабельности сердечного ритма, что приводит к большим разбросам даже в пределах отдельных возрастных групп. Эту особенность отмечали и другие исследователи [7, 8]. Поэтому наши данные скорее можно считать некими ориентирами, а в перспективе необходимы более детальные исследования с большим количеством наблюдений и выделением более узких возрастных и половых диапазонов. Вероятно, оправданно было бы получение отдельных нормативов для групп нетренированных и тренированных здоровых обследуемых, поскольку в нашем исследовании значения показателей вариабельности у них отличаются очень значительно, для некоторых параметров – в 2,5-3 раза.

Результаты временных и спектральных показателей вариабельности сердечного ритма по периодам день/ночь представлены в табл. 1, 2. Хотя при анализе индивидуальных 24-часовых записей для некоторых показателей определяется четкая циркадная динамика, при усреднении данных для группы в связи с большими межиндивидуальными различиями диапазоны значений для дня и ночи в значительной степени перекрываются. Так при представлении данных в виде среднее ± 2 сигмы, например, мощность высокочастотных колебаний в группе молодого возраста днем будет находиться в пределах от 0 до 311 мс2, а ночью –от 0 до 1012 мс2. Понятно, что в таких условиях сформулировать представление о нормальных пределах циркадной динамики этих величин невозможно. Поэтому нами был осуществлен расчет циркадных индексов показателей вариабельности, результаты которого представлены в табл. 3. Из таблицы видно, что некоторые величины, как то общая мощность спектра, эквивалентный ей по физиологическому смыслу SDNN index, а также спектральная плотность мощности колебаний в диапазонах VLF, LF не изменялись сколь-нибудь значимо от дня к ночи. В то же время мощность в диапазоне высоких частот, статистические показатели pNN50, RMSSD имели выраженную циркадную динамику.

Таблица 3. Циркадные индексы (cоотношение день/ночь) временных и спектральных показателей вариабельности сердечного ритма у здоровых обследуемых различных возрастных групп.

Показатель Возрастная группа (лет) М ± сигма Диапазон распределения
Общая мощность

15-60

0,84±0,34

0,36-1,98

15-29

0,77-0,19

0,44-1,13

30-45

0,89±0,39

0,36-1,93

46-60

0,91±0,50

0,48-1,98

VLF

15-60

0,85±0,33

0,41-2,01

15-29

0,78±0,21

0,41-1,16

30-45

0,91±0,37

0,42-2,01

46-60

0,92±0,49

0,49-1,89

LF

15-60

0,97±0,47

0,33-2,51

15-29

0,93±0,29

0,56-1,54

30-45

1,01±0,61

0,33-2,51

46-60

0,96±0,54

0,44-2,10

HF

15-60

0,58±0,43

0,13-2,69

15-29

0,46±0,17

0,16-0,82

30-45

0,53±0,25

0,13-0,97

46-60

0,89±0,84

0,51-2,69

LFnu

15-60

1,23±0,23

0,98-2,00

15-29

1,29±0,26

1,00-2,00

30-45

1,20±0,14

0,98-1,50

46-60

1,16±0,28

1,01-1,76

HFnu

15-60

0,60±0,23

0,21-1,13

15-29

0,54±0,19

0,31-1,00

30-45

0,59±0,24

0,28-1,13

46-60

0,73±0,26

0,21-0,94

SDNNind

15-60

0,87±0,20

0,53-1,47

15-29

0,83±0,12

0,62-1,04

30-45

0,91±0,23

0,53-1,46

46-60

0,90±0,27

0,66-1,47

PNN50

15-60

0,42±0,67

0,00-4,00

15-29

0,34±0,16

0,00-0,69

30-45

0,36±0,30

0,00-1,18

46-60

0,72±1,47

0,00-4,00

RMSSD

15-60

0,62±0,23

0,32-1,53

15-29

0,55±0,12

0,33-0,70

30-45

0,61±0,22

0,32-1,17

46-60 0,75±0,37 0,42-1,53

Это хорошо демонстрируют циркадные профили показателей вариабельности (рис. 1), при анализе которых представилась возможность выделить группы параметров, поведение которых четко коррелирует. Профили мощности высокочастотного компонента спектра, RMSSD характеризуются значительным увеличением в ночные часы – двух-трех кратным для HF, в полтора-два раза для RMSSD. Аналогичную циркадную динамику имеет pNN50. Это можно объяснить тем, что эти показатели отражают «быстрые», с коротким периодом колебания, обычно приписываемые парасимпатическим влияниям, которые в свою очередь более интенсивны ночью. Корреляция между этими параметрами очень высока – коэффициент корреляции (R) составляет 0,95. Другая группа показателей – LF, SDNN index (коэффициент корреляции R=0,92) (рис. 2) не имели такой выраженной циркадной динамики. Аналогичное поведение имели общая мощность спектра, мощность в диапазоне VLF. В отличие от мощности HF, выраженной в абсолютных единицах, нормированная мощность высокочастотного компонента хуже коррелирует с показателями, отражающими «быструю» составляющую колебаний. Она наиболее тесно коррелирует с ЧСС (R = – 0,94), АД ( R= - 0,94). На рис. 3. видно, что в ночные часы имеется повышение HFnu, в это же время происходит снижение ЧСС. Поскольку принято считать, что ЧСС является суммарным результатом симпатических и парасимпатических, гуморальных влияний, опосредованных через синусовый узел, такая тесная корреляция HFnu с ЧСС может являться подтверждением того факта, что нормированные значения мощности отражают баланс вагосимпатических влияний на сердце. Суммарные данные взаимных корреляций некоторых показателей вариабельности с ЧСС и АД представлены в табл. 4.

Таблица 4. Взаимные корреляции параметров вариабельности ритма, ЧСС и АД.

LF

HF

HFn

SDNNi

RMSSD

???

???

???

LF

1,00

0,78

0,35

0,92

0,70

-0,54

-0,62

-0,53

HF

0,78

1,00

0,80

0,86

0,95

-0,89

-0,92

-0,89

HFn

0,35

0,80

1,00

0,50

0,90

-0,94

-0,92

-0,94

SDNNi

0,92

0,86

0,50

1,00

0,81

-0,66

-0,72

-0,66

RMSSD

0,70

0,95

0,90

0,81

1,00

-0,96

-0,96

-0,95

ЧСС

-0,54

-0,89

-0,94

-0,66

-0,96

1,00

0,95

0,96

АДС

-0,62

-0,92

-0,92

-0,72

-0,96

0,95

1,00

0,97

АДД

-0,53

-0,89

-0,94

-0,66

-0,95

0,96

0,97

1,0

Рис. 1. Циркадные профили HF, RMSSD у здоровых.

Рис. 2. Циркадные профили LF, SDNN index у здоровых.

Рис. 3. Циркадные профили ЧСС, HF и АД у здоровых.

Анализ циркадных профилей позволил также выявить увеличение мощностей как низкочастотного, так и высокочастотного компонентов спектра в ранние предутренние часы (5-7 часов утра) (рис 4.). Известно, что в это время суток часто встречаются инсульты, инфаркты, эпизоды ишемии миокарда, злокачественные аритмии. При увеличении HF, LF величина ЧСС оставалась низкой, и, более того, достигала своего минимального значения, обследуемые спали. АД начинало постепенно возрастать параллельно с увеличением показателей вариабельности ритма сердца.

Рис. 4. Циркадные профили LF, HF, ЧСС и АД у здоровых.

Для сравнения характера циркадных профилей показателей вариабельности в различных возрастных группах нами было выделено две возрастные группы: от 15 до 40 лет (средний возраст 27 лет) – в нее вошло 23 человека, и от 40 до 60 лет (средний возраст 49 лет) – 17 человек. Оказалось (рис. 5), что циркадные профили у здоровых младшей и старшей возрастных групп имели схожее поведение, но с возрастом уменьшалась степень циркадных изменений. Величина циркадного индекса, вычисленная, как отношение средних дневных к средним ночным значениям, соответственно, возрастала. В старшей возрастной группе был менее выражен предутренний подъем.

Рис. 5. Циркадные профили LF и HF у здоровых различных возрастных групп.

Проблема циркадной динамики показателей вариабельности ритма сердца поднималась в литературе давно [16, 17], однако до сих пор не производилось попыток оценки “нормальности или ненормальности” циркадного изменения параметров, как дополнительного показателя вегетативной реактивности. В исследовании [8], приведены следующие данные: общая мощность колебаний ночью увеличилась на 30%, по нашим данным это возрастание составило 19%, численные данные по мощности в диапазоне высоких частот не представлены, но также отмечено увеличение мощности высокочастотных колебаний ночью, более выраженное у молодых обследуемых. В работе [9] представлены только нижние пороги показателей, в том числе спектральных, вычисленные по 2,5 перцентили. Нижние пороги нормальных диапазонов для HF приблизительно идентичны для дня и ночи, для LF и VLF минимальные дневные значения, напротив, в 2,5-3 раза выше минимальных ночных. Эти результаты не совпадают с полученными нами, а интерпретировать их тем более трудно, что авторами представлены только нижние пороги, а не данные по всему диапазону.

Интересным с точки зрения физиологических механизмов и клинических параллелей кажется нам описанный выше предутренний подъем низко- и высокочастотного компонентов мощности. В доступной литературе нам не встретилось описания подобного феномена. Одна из возможных трактовок – одновременное увеличение и симпатических и парасимпатических влияний на сердце, что может расцениваться, как состояние повышенной напряженности регуляторных механизмов, в данном случае в ранние предутренние часы во время сна.

Выводы.

1. Циркадная ритмика наиболее выражена для следующих показателей анализа вариабельности ритма сердца: мощность колебаний спектра в высокочастотном диапазоне, выраженная как в абсолютных (HF), так и в нормализованных (HFnu) единицах, среднеквадратичное отклонение межинтервальных различий (RMSSD), процент смежных RR интервалов, межинтервальные различия между которыми превышают 50мсек. (pNN50) – показателей, отражающих «быстрые», с коротким периодом колебания.

2. При невозможности получения индивидуальных циркадных профилей подсчет циркадных индексов показателей вариабельности может быть перспективным для оценки суточной динамики при холтеровском мониторировании.

3. С возрастом изменяются среднесуточные значения вариабельности, характеризующие снижение общей вариабельности ритма, уменьшение относительного вклада «быстрых» колебаний в структуре вариабельности. Характер циркадных профилей показателей вариабельности сохраняется, но сами профили становятся более сглаженными.

литература

1. Баевский Р.М. Математические методы анализа сердечного ритма. М., 1968.

2. Баевский Р.М., Кириллов О.И., Клецкин С.З. Математический анализ сердечного ритма при стрессе. М: Наука, 1984.

3. Жемайтите Д.И. Вегетативная регуляция синусового ритма сердца у здоровых и больных. В кн. Анализ сердечного ритма. Вильнюс,1982:22-32.

4. Task Force of the European Society of Cardiology and the North American Society of Pacing and Electrophysiology: Heart rate variability, standarts of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Circulation 1996; 93: 1043-1065.

5. Макаров Л.М. Холтеровское мониторирование. М: Медпрактика, 2000.

6. Дабровски А., Дабровски Б., Пиотрович Р. Суточное мониторирование ЭКГ. М: Медпрактика, 1998.

7. Bigger JT, Fleiss Jl, Steinman RC et al. RR variability in healthy, middle-aged persons compared with patients with chronic coronary heart disease or recent acute myocardial infarction. Circulation 1995; 91: 1936-1943.

8. Jensen-Urstad K, Storck N, Bouvier F et al. Heart rate variability in healthy subjects is ralated to age and gender. Acta Physiol. Scand. 1997;160:235-241.

9. Ziegler D, Piolot R, Strasburger K et al. Normal ranges and reproducibility of statistical, geometric, frequency domain, and non-linear measures of 24-hour heart rate variability. Horm. Metab. Res.;31(12):672-679.

10. Nolan J, Flapan A, Goodfield N et al.. Measurement of parasympathetic activity from 24-hour ambulatory electrocardiograms and its reproducibility and sensivity in normal subjects, patients withsymptomatic myocardial ischemia, and patients with diabetes mellitus. Am. Journ. of Cardiol. 1996;77:154-158.

11. Михайлов В.М. Вариабельность сердечного ритма. Опыт практического применения. Иваново, 2000.

12. Тихоненко В.М., Иванов С.Ю., Апарина И.В., Компан М.М. Новые возможности холтеровского мониторирования в оценке антиангинальной терапии. Тез. докл. 3 международ. славянского Конгресса по электростимуляции и электрофизиологии сердца Кардиостим 98. , Спб 1998: 131.

13. Тихоненко В.М., Иванов С.Ю. ыОценка толерантности к физической нагрузке во время суточного мониторирования ЭКГ. Профилактика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний. Научно-практич. конфер. СПБ,1998:18.

14. Reardon M, Malik M. Changes in heart rate variability with age. PACE 1996; 19: 1863-1866.

15. Coumel PH, Maison-Blanche P, Catuli D. Heart rate and heart rate variability in normal young adults. Journ. Of Cardiovasc. Electrophysiol. 1994; 5(11): 899-911.

16. Malpas S, Purdie GL. Circadian variation of heart rate variability. Cardiovasc.Res. 1990; 24: 210-213.

17. Huikuri HV, Kessler KM, Terracall E et al. Reproducibility and ciradian rhythm of heart rate variability in healthy subjects. Am. Journ. of Cardiol.1990;65:391-393.

Наверх





Российский Научно-Практический
рецензируемый журнал
ISSN 1561-8641

Время генерации: 0 мс
© Copyright "Вестник аритмологии", 1993-2018